Сетевые обитатели / Интервью с Александрой Сашневой
16:03 10/04
Nika

Александра Сашнева - писатель, художник, режиссер. Ее дебютный роман "Наркоза не будет" завоевал премию "Бронзовый Роскон", обогнав произведения таких мастодонтов, как Сергей Лукьяненко, Макс Фрай и многих других. Немногим позже свет увидел еще один роман Александры – "Тайные знаки".

Литературный стиль, в котором пишет Сашнева, условно можно обозначить как "магический реализм". Границы реальности в романах размыты, мир иллюзорен и чудаковат. Яркие, врезающиеся в память диалоги героев, тонкие философские авторские суждения – все это присутствует в романах наряду со стремительно развивающимся сюжетом. Если с чем и можно сравнить литературное творчество Сашневой – разве что, с латиноамериканской прозой 20 века (Маркес, Борхес), потому как в русской литературе она аналогов не имеет, что неоднократно подчеркивали отечественные литературные критики.

www.facebook.com/alexandra.sashneva
vk.com/sashneva
fortunaterra.tv/

Чем Александра занимается сейчас, чем живет, чем дышит и в какие творческие формы воплощает свои воззрения – мы решили спросить у нее самой.

Александра, насколько мне известно, Вы профессионально занимались живописью. Как сейчас, пишете картины?

- Пишу. Дело в том, что изобразительное искусство – моя первая профессия. Всю жизнь, параллельно остальным своим проектам, я продолжаю писать картины. Я не стремлюсь участвовать в выставках, потому что мне лень это делать, у меня открыта постоянная экспозиция в моей студии на Невском. Кроме того, временно у меня присутствует альбом, посвященный живописи, на двух лучших социальных интернет-ресурсах: facebook и "Вконтакте". Сайт галереи на данный момент в процессе создания. Некоторые мои работы давно находятся в государственных собраниях, многие проданы в частные коллекции в Америку и Европу. Работы можно приобрести, выйдя со мной на связь.

Кстати, кто Ваш любимый художник? Что Вы цените в живописи?

- В детстве мне нравился, честно скажу, Шишкин. Но это было совсем в глубоком детстве. Мама купила мне Всемирную энциклопедию искусства и, как говорится, долгими зимними вечерами я разглядывала эту энциклопедию. И, поскольку, маме нравились все эти пейзажи – я это все тоже полюбила. И мне не стыдно за это.

Потом я стала взрослеть и у меня стали появляться свои ощущения от жизни и свое понимание искусства – тайком мне понравился Пикассо. Почему тайком? Потому что мама, учитель по профессии и призванию, Пикассо не любила. А я боялась признаться в том, что ритмически расположенные линии, иная реальность работ Пикассо вызывали во мне эмоции, которые никак не могут передать средства традиционного реализма. Я почувствовала, что для меня очень важны эти эмоции, и именно этот диалог с искусством более сложен, чем просто умиление от красивого пейзажа.

Ну а потом я поступила учиться, приобретать художественное образование. Там, где я училась (Тюменская Государственная Академия Искусств – прим. авт.) был очень сильный преподавательский состав. К примеру, дизайн, историю искусств преподавал Г. В. Вершинин, от него мы узнали много разных слов: баухаус, итальянский дизайн. Много новых фамилий, таких как: Кандинский, Пауль Клее, Анри Матисс, Рене Магритт и много других.

Это был новый увлекательный мир выразительных средств, которые научили меня высказывать свои идеи на адекватном языке. Я вдруг узнала, что это все нормально и можно.

Кроме того, я очень благодарна преподавателям по живописи М. М. Гардубей и В.Ф. Аверкиной. На занятиях живописью мы были избавлены от излишнего академизма, много экспериментировали. Преподаватели буквально выбивали из нас выразительность. Настоящее искусство не то, что не запрещалось в угоду нормам, а, наоборот - от нас именно этого и хотели. Это завершило формирование моей личности не только по отношению к творчеству, но и в целом.

О живописи поговорили, а как дела обстоят с литературой? Расскажите историю своего литературного становления.

- Ну, во-первых, мой дедушка учился вместе с Твардовским в литературном институте и всю жизнь работал редактором районной газеты. Именно поэтому, когда пришлось выбирать профессию – вектор, в котором следует двигаться, был сложно определим для меня. Я знала, что буду заниматься искусством, с этим вопросов не было. Но когда мне пришлось выбирать между живописью и литературой – я начала с художественного образования, потому что мне сказали, что если я закончу филфак, то мне придется работать учителем. А я не чувствовала себя на это способной. Но я все время писала, начиная с глубокого детства. Тексты вызывали неподдельный интерес, как у сверстников, так и у взрослых.
Как-то раз, в 1999 году (я тогда была тесно связана с миром шоу-бизнеса), я давала интервью журналисту В. Зайцеву. Он, помню, сказал мне: "Сашнева, ты же умная баба, напиши книгу – сразу заработаешь на квартиру" . Ну, я и написала.

*смеется*

Это, как раз, и была книга "Наркоза не будет"?

- Да.

Вы ожидали, что роман получит признание или это было приятным сюрпризом?

- Честно говоря, я удивлена, что он еще не в школьной программе.
*смеется*
Если серьезно, тогда я была уверена, что пишу книгу, которая перевернет мир, а сейчас я вижу в ней массу ошибок и недочетов. Но это, все-таки, первая моя большая книга, и это нормально. Хотя, определенная "корявость" была запланирована изначально. Роман задумывался не профессиональным произведением, а стилизацией под дневник героини.

Кроме того, тогда я, не глядя ни на какие форматные произведения, пыталась написать книгу, чтобы решить определенные экспериментальные задачи. Мне хотелось написать вещь, в которой вход в сюжет и выход из сюжета открыт, где нет ни одной завершенной линии. Но сейчас я понимаю, что это как если бы я взялась писать Девятую симфонию, не попробовав создать "В траве сидел кузнечик". И, тем не менее, первые отзывы на роман – шквал эмоций читателей. Их реакция превзошла все мои ожидания.

А второй роман? Как он появился на свет?

- Вторую книгу я вообще не собиралась писать. Но от меня ее ждали, и вдруг я поняла – это, в принципе интересно, и почему бы не продолжить? Но со второй книгой возникла проблема. Сейчас объясню.
Дело в том, что первый роман, "Наркоза не будет", был издан как произведение жанра "фантастика", хоть он совсем и не фантастика по сути. Там нет ни гусениц, ни луноходов – всего того, что ассоциируется с этим жанром.

Но так как агентского рынка в современной литературной действительности нет, а издательства привыкли работать "под формат" - у романа была два пути: остаться пылиться на полках, либо быть изданным окольными путями. В итоге "Наркоза не будет" издавался как фантастика – издательства диктовали такую политику, иначе книгу было бы не продать.

Так вот, второй роман должен был вписаться в этот формат – то есть, я должна была так построить концепцию книги, чтобы ее можно было отнести к этому жанру. А мне это было не интересно. В итоге роман "Тайные знаки" - это некий компромисс между литературой и книжным бизнесом.

После "Тайных знаков" я поняла, что не хочу заниматься книжным бизнесом, а литературой заниматься в нашей стране невозможно. От литературы я, конечно, не отошла, иногда учу молодых, начинающих авторов.

Я знаю, что "Наркоза не будет" был экранизирован. Расскажите о своих отношениях с кинематографом.

- В 90-е я работала с кроткими формами в кино – снимала клипы, ролики, мультфильмы. То есть, технологию немножко знала.

Как-то раз я получила письмо от одного питерского режиссера, который где-то в интернете прочитал мою книгу и предложил мне ее экранизировать. Мы начали работать над сценарием, делали несколько вариантов, а потом этот режиссер благополучно пропал. А идея осталась.

Одна я не решилась бы на этот безумный шаг. Я благодарна Дмитрию Янковскому за то, что он буквально вынудил меня снять этот фильм. Конечно, фильм – это такой арт-хаус. Для меня съемки этого фильма были, в первую очередь, хорошей киношколой. Потому что снять сходу полнометражный фильм – это, поверьте, практически невозможно. Сценарий, к примеру, переписывался 16 раз.

Понимание отличий литературного произведения от готового сценария приходило на съемочной площадке, нормы, преподаваемые в киноинститутах, постигались там же.

Для меня кино – это, прежде всего, игра.
В итоге, этот, по большому счету, эксперимент, стал для меня дверью в большое кино.

Сейчас я работаю над игровым фильмом, который будет сниматься к Олимпийским играм, вместе с голливудским режиссером Джениффер Смитт. Я закончила сценарий, съемки планируется начать в августе, продюссирует картину кинокомпания "Русский Экран". Фильм о хоккее, это мэйнстрим, картина рассчитана на самую широкую аудиторию. И, я считаю, что мне повезло работать именно с американским режиссером, потому что это очень профессиональный подход к делу, лишенный разгильдяйства и личных амбиций. На мой взгляд, американский мэйнстрим способен решать высокохудожественные задачи, которые не всегда под силу даже фестивальным русским фильмам, не говоря о русском мэйнстриме. И если киностудии "Русский экран" удастся не свернуть с этого пути, то я буду рада за наше кино – это будет прорыв.


Фото с Джениффер Смитт.

Как будет называться фильм?

- Рабочее название картины – "Большая игра"

А книгу еще не планируете написать?

- Если честно, то, конечно, хотелось бы. И мысли есть, есть зрелость, мастерство. Нет только времени – очень не хочется, чтобы книга легла потом " в стол". Наверное, должны сложиться обстоятельства, чтобы это произошло.

Ну и наш традиционный вопрос – что Вы пожелаете нашим читателям?

- Я желаю им жить интересной, насыщенной жизнью, осуществить все свои планы и испытывать как можно больше положительных эмоций даже в самые сложные моменты. Держать хвост пистолетом!

Редакция Zet-News.ru благодарит Александру за интересный разговор и желает ей успешной реализации всех ее творческих планов.

Комментарии
Olga_Maximova 11.04.2012 19:18:25

Спасибо за интервью с Сашей, она удивительно талантливый и разностороний человек. Да, магический реализм, очень нежное, яркое и трогательное воплощение реальности... Сашины картины - как дверь в лето, туда, где другая музыка, дверь в детские сны... очень чистые звуки и краски.. "



 
Написать комментарий
 
Пожаловаться


Отправить жалобу
Правила портала
Советы по комментированию


Прежде чем оставить комментарий к посту, убедитесь, что дочитали его до конца. Теперь вы можете принять участие в дискуссии.


Чтобы сообщить об ошибке, копипасте или дубликате, стоит так же оставить жалобу, а не сообщать об этом в комментариях.


Если вас задел или обидел чей-то комментарий, не стоит писать гневный ответ, достаточно нажать «Пожаловаться», и редакция примет меры.


Мы знаем, что у каждого из вас есть личное мнение, и уверены, что вам есть что сказать, кроме «круто», «не понравилось» или «баян».

2018
август
Система Orphus