Сетевые обитатели / Максим Лобанов: жизнь вне социума
16:58 31/10
Nika

Максим Лобанов"А ещё, например, я боялся прикасаться ко многим предметам, или не верил, что на кухне может работать Wi-Fi. Часто, надевая футболку, я смотрел на себя и не верил в то, что она на мне."

Что такое шизофрения и насколько виртуальная жизнь может заменить реальную – в нашем эксклюзивном интервью.

Максим Лобанов – в прошлом официальный представитель блога "Техномад", топовый блогер, "звезда" интернет-публицистики. Он и сейчас иногда публикуется в "Русском Пионере" и некоторых других изданиях. О нынешнем образе жизни Максима можно узнать, прочитав материал "Один день из жизни шизофреника". Эта статья  настолько потрясла журналистов редакции Zet-News.ru, что мы решили задать Максиму несколько вопросов.
Итак, эксклюзивное интервью с Максимом Лобановым:

- Максим, в материале "Один день из жизни шизофреника" Вы говорите, что не употребляете лекарства. И первый вопрос - об этом: собственно, почему?

- Всё очень просто. На то есть несколько причин. Первая причина заключается в том, что у меня варикозное расширение вен нижних конечностей и варикоцеле. То есть изначально в моём организме присутствуют ярко выраженные проблемы с тромбами. Приём нейролептиков может дополнительно усугубить развитие этой болезни, вызвать развитие тромбоза глубоких вен и даже спровоцировать массивную тромбоэмболию лёгочной артерии, что может привести к моей гибели. Чтобы этого не допустить, перед началом медикаментозной терапии хорошо было бы установить кава-фильтр в нижнюю полую вену, однако такое хирургическое вмешательство мне не по карману. Вторая причина заключается в том, что и нейролептики, и селективные ингибиторы обратного захвата сертонина существенно влияют на эякуляцию. Мужской оргазм добывается существенно сложнее. А с учётом того, что у меня и так есть огромные проблемы в этом отношении (затруднено семяизвержение; во время секса оно вовсе не достигается, а во время занятия мастурбацией достигается посредством больших усилий), приём препаратов оставит меня вовсе без сексуальной разрядки. Ну и третья причина — несовместимость такого рода терапии с алкоголем. Плюс серьезное влияние препаратов на мозг, сердечно-сосудистую систему, а также сухость во рту и неизбежно возникающие экстрапирамидные нарушения.

- Вы утверждаете: "дезинтеграция и дезадаптация, неспособность контактировать с социумом, боязнь звуков, слов, а также отдельных букв и чисел, комбинации которых я постоянно замечаю в номерах домов, машин, квартир, на рекламных билбордах, да и просто повсюду в городе. Я также убеждён в том, что все эти сигналы относятся лично ко мне, и должны оказывать непосредственное влияние на мою жизнь. Мне вечно кажется, что существует то, чего нет; и, напротив, не существует того, что на самом деле есть, даже если я это вижу собственными глазами." Но ведь это совсем не мешает Вам писать и в письменной речи рассуждать здраво. Насколько сильно дезориентация влияет на письменную речь? Иными словами, проще ли писать, чем говорить, и если да - то почему?

- Если вы интересуетесь, что мне дается проще: устная речь или письменная, то вопрос стоило бы этим и ограничить. Я бы тогда сказал, что письменная, и на этом ответ был бы мог быть признанным исчерпывающим. Вижу также в вашем повествовании логично вытекающий из этого вопрос "почему?". Тут тоже всё достаточно просто. Замкнутый в себе человек, интроверт, которому чуждо общение, в подавляющем большинстве случаев охотнее дружит с бумагой и пером, нежели с живыми людьми. Это закономерно. Теперь насчет здравых рассуждений. Представьте, что на научном симпозиуме сидят два здраво рассуждающих ученых. Но при этом их лица выражают некую обеспокоенность и озадаченность. Очевидно, в этот момент что-то тревожит их, беспокоит, вносит смуту в их разум. Если мы подойдём и спросим, что же является причиной их замешательства, то первый ответит, что у него проблемы во взаимоотношениях с супругой, плюс неприятности со здоровьем, а в дополнение к этому еще и банк требует увеличения выплат по кредитам. А второй скажет, что он боится, что он превратился в животное, и что мир вокруг не существует, и что людей на самом деле нет, и что его мозгом управляют, а он ничего не может с этим поделать, и что телеэкрана, который установлен в зале, не существует, да и вообще зал не настоящий и симпозиума тут нет. Представили? Вот так и отличается обычный человек от шизофреника. То есть в целом здравые люди, но проблемы шизофреника лежат в иррациональной сфере, и он, даже понимая нелепость этого, не может контролировать подобное.

- Вы спите на полиэтиленовых пакетах. Как Вы сами объясняете это? Зачем Вы это делаете?

- Всё просто. Я не могу ничего выбрасывать. Я вообще боюсь прикасаться к вещам, трогать их, взаимодействовать с ними. У меня начинается компульсивный невроз. Если я выброшу пакеты, то потом я начну выбрасывать и более ценные вещи, и это будет по-настоящему мучительно для меня. Я постоянно всё удаляю, уничтожаю. Всё, что мне дорого. Начну с мусорного пакета, а потом выброшу одежду, ботинки, еду, порву деньги. Я не могу так жить. Не могу.

Кроме того, пока я вижу пакеты, я точно знаю, что был в магазине. Что мне это не показалось, что это действительно так.

- Судя по тому, что с прошлого декабря Ваши сумки стоят неразобранными - можно ли сказать, что Вы попросту отчаялись в тот момент, как услышали свой диагноз? Что Ваш образ жизни - следствие депрессии и большую роль здесь сыграл момент психологический, чем медицинский?

- Абсолютно не так. Свой диагноз я знал ранее. И он не мешал мне работать, выступать на митингах, давать интервью или брать их у выдающихся людей, писать колонки в модные журналы, ходить на важные мероприятия и получать награды и премии за свою деятельность. Но в обычном повседневном быту я был невыносим и неадекватен. Например, когда моя девушка подарила мне мобильный телефон, я решил, что должен покончить с собой. Изводил её днями и ночами этой мыслью, ни о чём другом думать не мог, мне словно приказывали это делать и говорить. А когда она в очередной раз поменяла себе автомобиль, я сказал, что он должен быть выброшен. На свалку. Потому что так было надо. Не мне, а той силе, которая мной управляет. Когда я купил велосипед, я сказал, что в него вселилось зло, и всякий раз после случайного касания к нему мыл руки и выполнял определенный обряд. К нам часто в гости приходили друзья, а я лежал на кровати без памяти. Был недееспособен. Не мог промолвить слова. Все мысли были заняты тем, что на меня влияют из других миров. В голове радиоволна. Согласитесь, что строить семью с таким человеком проблематично. А ещё, например, я боялся прикасаться ко многим предметам, или не верил, что на кухне может работать Wi-Fi. Часто, надевая футболку, я смотрел на себя и не верил в то, что она на мне. Я должен сделать это много раз прежде, чем по-настоящему удостоверюсь в этом и успокоюсь.

- Вы охотно делитесь своими переживаниями с читателями. Настолько охотно, что возникает закономерный вопрос - а нет ли в этом элемента китча? Как вы прокомментируете такое предположение?

- Я люблю выставлять свою жизнь напоказ — это факт. Потому что убежден в том, что как можно большее количество людей должно узнать о моих трудностях и невзгодах, о перипетиях моей судьбы, о том стрессе, который мне приходится переживать изо дня в день. Поверьте, это и правда непросто. Я не могу решать, как мне жить, когда выходить из дома, с кем общаться и какие слова произносить. Это решают за меня. Иногда мне нужно просто написать несколько строк по почте, а я сижу и смотрю в стену несколько дней прежде, чем сделать это. Не часов, дней! А иногда лежу без памяти и ору. Радиосигнал в голове мешает думать. Он отнимает всё, что у меня есть, понимаете?

- Некоторое моменты в Вашей биографии несложно изменить, тем самым улучшив качество жизни. Вот, например, вы пишете: "я уже давно перестал следить за собой, чистить зубы, мыться и менять бельё. Я на дне жизни". Что Вам, собственно, мешает? Возможно, Вы просто не видите в этом смысла - в таком случае, что могло бы повлиять на Вас, чтобы Вы приняли решение что-то менять?

- Такие вопросы мне не нравятся. Потому что из-за них невольно переходишь от насущных проблем в виде шизофрении и синдрома Кандинского-Клерамбо к моим одержимостям и идеям величия, которые, по сути, к болезни как таковой прямого отношения не имеют, формируясь в отдельные психопатии и расстройства личности. Но раз уж вы задали этот вопрос, придется углубиться в свой безграничный патологический нарциссизм. Итак, боюсь, что одежда не улучшает качество жизни. Его улучшают, например, мои колонки в журнале "Русский Пионер". Пишу я туда, увы, редко, платят мало, и на жизнь этого не хватает. Но зато в этом издании я оказываюсь в своей среде: со мной вместе пишут такие люди, как Тина Канделаки, Ксения Собчак, миллиардер Петр Авен, Сергей Полонский, банкир Марк Гарбер, бизнесмен Михаил Куснирович и многие другие достойнейшие представители эпохи. Более того, по версии этого журнала, я номинировал на звание лучшего писателя года в жанре исповедальной короткой прозы.

Так что, как видите, уже одним своим присутствием в компании таких выдающихся людей я сделал больше, чем любой 40-летний мужчина: больше, чем построил дом, посадил дерево и вырастил сына. Я сделал большее, чем кто бы то ни было.

Поэтому чищу я зубы или нет — роли не играет. Тем более, что жизнь пошла на спад, а к жизни обывателя я не готов. Жизнь обывателя мерзка и отвратительна сама по себе. Моя мама, например, печатает на клавиатуре двумя пальцами. Мой папа не имеет основ даже среднего образования. Они пропустили эпоху потребления. Они даже не летают за границу. Мало едят. Не познали роскоши и удовольствий, которых в избытке предлагает современный мир. И какая разница оттого, что они чистят зубы и моются? Ведь это не смоет их мерзость.

- В каком случае Вы готовы бы были отказаться от алкоголя? Ведь Вы понимаете, что он не лучшим образом влияет на Вас?

- А почему мне следует отказаться? Я не уважаю непьющих людей. Мой папа, например, не пьёт. А что толку? Он типичный обыватель без ума, он не влияет на мир, он просто живёт своей маленькой жизнью и счастлив этим. Подобная жизненная философия отвратительна и ничего, кроме брезгливости, во мне не вызывает. Пообщавшись с людьми обывательского типа мышления, всегда хочется умыться. И это куда хуже, чем иметь пристрастие к спиртному.

- Чем простые читатели, которым нравится Ваше творчество в сети, могли б Вам помочь? Видите ли Вы выходы из ситуации и готовы ли Вы их искать?

- Они помогают мне материально, и за это им большое человеческое спасибо. На выпивку хватает, а значит, не всё так плохо.

Редакция Zet-Mews.ru благодарит Максима за интересные ответы. Все, кого тронули проблемы нашего героя, те читатели, кто хотел бы ему помочь – могут обращаться непосредственно к Максиму Лобанову: аккаунт Максима "Вконтакте".

Комментарии
Комментариев нет. Вы можете быть первым.
 
Написать комментарий
 
Пожаловаться


Отправить жалобу
Правила портала
Советы по комментированию


Прежде чем оставить комментарий к посту, убедитесь, что дочитали его до конца. Теперь вы можете принять участие в дискуссии.


Чтобы сообщить об ошибке, копипасте или дубликате, стоит так же оставить жалобу, а не сообщать об этом в комментариях.


Если вас задел или обидел чей-то комментарий, не стоит писать гневный ответ, достаточно нажать «Пожаловаться», и редакция примет меры.


Мы знаем, что у каждого из вас есть личное мнение, и уверены, что вам есть что сказать, кроме «круто», «не понравилось» или «баян».

2017
декабрь
Система Orphus